ЦЕРКВИ В КОЖЕВЕННОЙ СЛОБОДЕ ГОРОДА СУЗДАЛЯ НА СТАРОМ ФОТО

Церковь Рождества Иоанна Предтечи и Богоявленская церковь в Кожевенной слободе на старом фото Церковь Рождества Иоанна Предтечи и Богоявленская церковь в Кожевенной слободе города Суздаля. Фото начала XX века.

21 июля 1630 года суздальские посадские люди коллективно подали царю Михаилу Федоровичу челобитную на суздальского архиепископа Иосифа. В челобитной они пишут:

«...присылал, государь, тот Иосиф архиепископ своих детей боярских в кожевни грабити и кожи из реки вольчити на первом часу нощи, Второго Константинова, да Ивана Норбекова, да Ивана Таратина со многими дворовыми людьми, и пришед, государь, в кожевни, учали кожи из реки волочити и грабити...».

Церковь все еще оставалась в известной мере государством в государстве. Митрополиты, архиепископы и епископы имели многочисленных служилых людей — детей боярских — которым они давали за службу в пользование села и деревни на поместном праве, то есть с правом пользоваться доходами на время несения службы. В данном случае архиепископ и повел себя как самовластный феодальный владыка, послав своих слуг для разграбления имущества посадских людей.

Далее в челобитной говорится, что на посаде стали звонить в колокола «...и сбежалися на тот звон многие всякие люди, и учали им говорити, что, де вы, так делаете не гораздо, посацких людишек грабите напрасно и оне им сказали, быть де, им без голов своих и без дворов, и без животов, и услышав то слово посацкие людишки пошли в город к твоему, государеву, воеводе... просили у воеводы к тебе государю к Москве отписки, и воевода нам отказал, отписки не дал».

Итак, грабители, чувствуя за собой мощную поддержку архиепископа, не вняли увещеваниям, а сами пригрозили тем, кто посмел вступаться. Воевода тоже не пожелал выступить против архиепископа и отказался сообщить царю о грабеже.

В XVII веке всякого рода злоупотребления и насилия со стороны властей были обычным явлением. По большей части ограбленные просто терпели, никуда не обращаясь, так как жаловаться было опасно. Нужны были особо веские причины, чтобы люди стали бить челом на такое высокопоставленное лицо, как архиепископ.

Сохранившиеся документы показывают, что грабеж имущества суздальских кожевников был далеко не первым случаем прямого насилия со стороны архиепископа, и его людей. Пострадавшими были, например, жители города Шуи, входившего в то время в состав Суздальской епархии.

До нас дошла челобитная служки шуйского подворья Троице-Сергиевой лавры от 1628 года на архиепископского уполномоченного попа Лаврентия. Поп обвинялся в вымогательстве денег у местного иконописца, которого он посадил на цепь и истязал, в нанесении челобитчику ран топором и в краже 150 рублей монастырских денег.

Примерно к этому времени относится челобитье посадских людей города Шуи самому архиепископу Иосифу на вымогательство денег со стороны его слуг.

Все эти жалобы, видимо, не имели для архиепископа серьезных последствий. Известно, что он не только сохранил свой пост до 1634 года, но 29 января этого года заседал в составе собора, обсуждавшего вопрос о военных действиях против Польши.

Однако дальше произошел крутой поворот. До нас дошла грамота царя Михаила Федоровича от 21 марта 1634 года, адресованная в Антониев-Сийский монастырь. В ней говорится об отправлении туда в заключение Суздальского архиепископа Иосифа «за его безчинство, что он живет не по святительскому чину, делает многие непристойные дела». Казалось бы, правосудие восторжествовало, хотя и с большим запозданием. Однако режим, назначенный архиепископу, наводит на серьезные размышления.

В грамоте приказывается держать архиепископа в полной изоляции, не выпуская из кельи и не давать ему пера и бумаги. В качестве охраны вместе с ним в монастырь направляются 20 стрельцов, которые должны жить в монастыре рядом с местом заключения архиепископа и обеспечивать полнейшую изоляцию его от окружающего мира. Такой режим больше подходит для важного политического преступника, чем для проштрафившегося священнослужителя, виновного в насилиях и стяжательстве свыше меры. Похоже, что вина архиепископа имела политический характер, а обвинение в жизни не по святительскому чину и в разных непристойных делах было лишь удобным предлогом для ссылки, благо жалоб на архиепископа имелось более чем достаточно.

К сожалению, мы не знаем, в чем заключалась подлинная вина архиепископа Иосифа, во всяком случае она была серьезной, поскольку он так и умер в 1642 году в ссылке в Казанском Зилантовом монастыре, куда был потом переведен.

Итак, перед нами яркая картина тех злоупотреблений, которые могли себе позволять и позволяли представители верхушки русской православной церкви их слуги. Эти злоупотребления были возможны лишь потому, что правительство царя Михаила Федоровича тщательно избегало затрагивать интересы церкви, видя в ней опору для существовавшего тогда крепостнического порядка. Но никому не дано остановить колесо истории. Пройдет еще 20 лет, еще больше окрепнет посадский люд. Уже другим голосом заговорит он о своих нуждах. И следующему царю — Алексею Михайловичу придется куда больше считаться с посадскими людьми и на Земском соборе 1648—1649 годов сделать шаг в сторону сокращения церковных привилегий.

Суздаль | Смотрите все старые фото Суздаля