ПЕРВАЯ ЭКСКУРСИЯ ПО СУЗДАЛЮ

Посадские храмы Суздаля с Преподобенской колокольни фото Соболев Посадские храмы Суздаля с Преподобенской колокольни. Фото: А. Соболев.

В 1880 году на Святой неделе в подмосковную усадьбу Кусково съехались друзья и хорошие знакомые владельца - графа Сергея Дмитриевича Шереметева.

Сергей Дмитриевич слыл путешественником, историком и писателем. Он обожал русскую старину, обряды и традиции, исконно сопровождающие жизнь народа, любил русскую кухню, щеголял расшитой рубахой и высокими сапогами. В поездках по России он высматривал полузабытые памятники старины, восстанавливал истории и публиковал свои впечатления от поездок в форме «путевых заметок». Застольные разговоры в Кускове обычно сводились к темам отечественной истории, древнерусской литературы, архитектуры и искусства.

В те дни здесь пребывал известный архитектор Николай Владимирович Султанов. Он работал над проектом реставрации усадьбы, разграбленной и частично разрушенной французами в 1812 году, а затем постепенно приходившей в упадок и запустение. Будучи знатоком древнерусской архитектуры, Н.В. Султанов значительную долю своих трудов посвящал памятникам зодчества. При его участии была восстановлена старинная Троицкая церковь в селе Останкино и получил новую жизнь отреставрированный дворец царевича Дмитрия в Угличе.

Другим гостем С.Д. Шереметева был литературовед, в будущем - профессор Петербургского университета Илья Александрович Шляпкин. Он только что закончил огромную работу для сборника «Памятники древнерусской письменности» - сделал описание рукописей суздальского Спасо-Евфимьева монастыря.

Граф Алексей Васильевич Бобринский - член Государственного совета и егермейстер императорского двора - приехал в Москву с сыном и остановился у Владимира Алексеевича Шереметева, приходившегося ему шурином. Посетив Кусково с пасхальным визитом, Алексей Васильевич попал в компанию любителей российских древностей и задержался здесь на несколько дней.

В один из вечеров хозяин усадьбы завел разговор об исторических памятниках Владимиро-Суздальской Руси. В этих местах ему бывать не приходилось, но об удивительных городах с их крепостными сооружениями, храмами и древними некрополями был наслышан. Разговор поддержал И.А. Шляпкин, рассказав о некоторых эпизодах из жизни Спасо-Евфимьева монастыря, почерпнутых им из древних монастырских документов. Сняв с полки томик Временника, изданного Обществом истории и древностей Российских в 1855 году, Сергей Дмитриевич прочитал гостям несколько фрагментов «Исторического собрания о богоспасаемом граде Суждале», напечатанного в этом номере Временника.

Суздаль и его окрестности настолько заинтересовали общество, собравшееся в Кускове, что было решено , не откладывая дела в долгий ящик, съездить туда компанией для ознакомления с местными достопримечательностями. По общему согласию, на подготовку к экскурсии отвели неделю - и в назначенный день ранним утром поезд из 5 экипажей отправился из Кускова по «Владимирке». В экскурсии приняли участие семь человек: С.Д. Шереметев, В.А. Шереметев, А.В. Бобринский с сыном, Н.В. Султанов, И.А. Шляпкин и приглашенный в качестве фотографа монах Диодор.

День выдался погожий. Меняя на станциях лошадей, путешественники к вечеру увидели Суздаль верст с десяти. В лучах заходящего солнца панорама была восхитительна: купола церквей и шпили колоколен, собранные буквально «на пятачке», выступали над весенней зеленью бескрайних полей как остров среди океана, обещая путникам отдых, безмятежный покой и душевное умиротворение.

Однако, миновав уже в сумерках заставу, путешественники несколько приуныли: перед ними был ансамбль покосившихся заборов, убогих бревенчатых избушек, обшарпанных каменных зданий и разбросанных в беспорядке по этой обширной деревне мрачных церквей, обросших бурьяном и зияющих дырами от выпавших из стен кирпичей.

«Мы остановились в гостинице, - пишет в своих воспоминаниях о поездке в Суздаль С.Д. Шереметев. - Ничего подобного по неудобству и грязи себе представить нельзя. Как мы переночевали, как могли устроиться в таких нечистых, заплеванных комнатах с мышами, тараканами и всякими насекомыми, сказать трудно. К счастью, с нами были провизия и вино. Граф А.В. Бобринский на этот счет был особенно запаслив. Чего только не было у него в чемоданах и корзинах; вначале, как водится, над этим смеялись, но потом с благодарностью воспользовались его гостеприимной трапезой».

По-видимому, ночлег кусковским туристам был предоставлен в одном из домов на Ярославской улице, где, в отличие от постоялых дворов для приезжих в Суздаль «мужиков», сдавались «нумера» для «господ». Существовали гостиницы при Спасском и Покровском монастырях - в них поддерживались приличные санитарно-гигиенические условия и распивать по ночам вино здесь гостям не полагалось - даже графам.

Поутру, приведя в себя в порядок, настроившись на созерцание суздальских чудес, так красочно и завлекающе описанных Ананией Федоровым, С.Д. Шереметев и его спутники покинули гостиницу и направились к собору.

«Когда мы вошли в собор, - вспоминает С.Д. Шереметев, - в нем никого не было. Встретили мы только старика - священника и попытались кое-что у него расспросить.... Он указал на соборный пол, блиставший чистотой недавней окраски: «Здесь сплошь все могилы и нагробия были, - говорит нам старик. - Здесь похоронены князья Шуйские». Мы слушали и недоумевали: и все замазано, все уничтожено!»

«Мы поспешили в Спасо-Евфимьев монастырь, - продолжает Сергей Дмитриевич, - настоятель которого архимандрит Досифей считается одновременно и комендантом крепости. В монастыре караул и гауптвахта. Здесь еще застали мы заключенных в монастырских казематах узников, долго уже томившихся за какие-то неясные преступления. Старший в карауле рапортовал благополучие. С разрешения о. Досифея были мы в казематах, проходили узким коридором с множеством дверей, над которыми были небольшие окна с железными решетками. Из них выглядывали узники. По местным отзывам, их содержали понапрасну, и нельзя было не сочувствовать их освобождению. Граф А.В. Бобринский близко принял к сердцу это дело и обещал содействовать решению их участи. Их скоро освободили, и быть может, не без его участия».

Посадский дом XVII века привлек внимание экскурсантов тем, что это добротно построенное здание стоит с проломленной крышей и забито всяким хламом, - а ведь в нем вполне можно было бы сделать архивохранилище.

Далее кусковские туристы побывали в Ризоположенском и Покровском монастырях. В Покровском встретили они знакомого художника И.А. Мартынова, известного своими акварелями и альбомами, посвященными древнерусской тематике. В суздальских монастырях он делал эскизы для своих будущих работ.

После Суздаля С.Д. Шереметев и его спутники направились в Кидекшу, оттуда - в Боголюбово. На этом экскурсия закончилась, доставив участникам ее полнейшее удовлетворение.

Наряду с восхищением от увиденного и услышанного от импровизированных экскурсоводов и случайных собеседников общее мнение компании свелось к тому, что памятники истории и культуры в Суздале и его окрестностях находятся в запущенном состоянии и повсюду чувствуется беспечность в охране их от разрушения.

По сути дела, «культпоход» С.Д. Шереметева с друзьями в Суздаль - не что иное как организованная экскурсия. Семь человек - это уже группа. Московские туристы прибыли в Суздаль не по делам, не в гости, не «проездом», не для поклонения мощам святых угодников, а с определенной целью - ознакомиться с историческими памятниками.

Всякое дело имеет свое начало. По-видимому, экскурсия, организованная С.Д. Шереметевым, является первым шагом в становлении туристических маршрутов по суздальским достопримечательностям. В 2010 году этому событию исполнилось 130 лет. Текст: В. Огурцов.

Суздаль | Старые фото | Современные гостиницы Суздаля