АРХИТЕКТУРНЫЙ АНСАМБЛЬ В БОГОЛЮБОВО

Архитектурный ансамбль в Боголюбово Архитектурный ансамбль в Боголюбово. Фото: Владимир Сухов.

В двенадцатом веке древнерусское государство - Киевская Русь - распалось на множество самостоятельных княжеств, между князьями которых происходили разорительные войны за передел своих областей и из-за стольного Киева. Тот или иной князь, утвердившись на золотом столе «матери городов русских», становился великим князем и считался «властелином» земли русской.

Отдельные князья, понимая всю гибельность для Руси от раздоров и усобиц, предпринимали попытки водворить мир и согласие между князьями. Таким был, например, киевский князь Владимир Мономах (1113-1125 гг.), с именем которого связано основание в 1108 году города-крепости Владимира на Клязьме. Однако после его смерти вновь разгорелась княжеская усобица между младшими и старшими Мономаховичами.

Андрей Боголюбский, внук Владимира Мономаха, первым решился начать борьбу за единую Русь с Северо-Востока и установление своего единодержавия. Посаженный отцом, удельным князем на Ростово-Суздальскую землю, Юрий Владимирович, получивший прозвище - Долгорукий, после смерти Владимира Мономаха, явив свои права на великое княжение, не раз занимал киевский стол, но лишь в 1154 году утвердился на нем окончательно. Своего старшего сына Андрея от первого брака с половчанкой, дочерью хана Аепы, который принимал участие в походе отца на Киев, Юрий, теперь уже великий князь киевский, посадил на удел в Вышгороде близ Киева, рассчитывая, надо полагать, в дальнейшем передать ему бразды правления в Киевщине.

К этому времени положение на юге Руси было шатким: междоусобия князей, набеги половцев и других кочевых народов ослабляли Киевскую державу. Умный и властолюбивый князь Андрей понимал, что объединение Руси нужно начинать с земель Ростово-Суздальских, поэтому он, говорится в летописи, «вопреки воле отца», покидает Вышгород.

Об отъезде Андрея в Суздальскую землю, где он родился, возрос и женился на дочери казненного Юрием Владимировичем московского боярина Стефана Ивановича Кучки, по имени Улита, существует следующее предание.

Князь Андрей, взяв в Вышгородском девичьем монастыре «чудотворную» икону Пресвятой Богородицы, со своим семейством и приближенными, в сопровождении духовника своего пресвитера Николая и зятя его диакона Нестора, с их семействами отправился в родные места. По дороге на Суздальский север, за 10 верст от Владимира, кони, везшие икону Богоматери, внезапно остановились. Все усилия заставить их идти дальше были напрасны. Запряженные свежие кони тоже не сдвинули с места возок с иконой. Тогда повелел князь раскинуть на том месте шатер и, когда наступила полночь, произошло чудо: шатер озарился необыкновенным светом и перед молящимся князем предстала Богоматерь и молвила: «Остановись здесь. Я не хочу, чтобы Мой Образ был несен в Ростов (по другим источникам Суздаль), но поставь его во Владимире, на сем же месте воздвигни храм в память Моего Рождества...» «Потом Богоматерь обратилась с поднятыми руками к явившемуся к ней Христу Спасителю и произнесла следующую молитву: «Владыко многомилостиве, Сыне и Боже Мой, молю тя, да пребудет Божественная благодать на людях Твоих и Светозарный луч славы Твоея да нисходит выну на место Мною избранное». Произнеся эту молитву, Царица Небесная стала невидима. «Так описано явление Богоматери князю в книге «Боголюбов монастырь и приписные к нему монастыри: Покровский и Николаевский-Волосов», издания 1891 г.

«Это «чудо», видимо, придуманное Андреем со своими духовниками, дало возможность показать простому люду, что выбор места для княжеского замка и перенесение столицы во Владимир - проявление «божьей воли». Новая резиденция получила название Боголюбово (место, Богом любимое), а сам князь Андрей получил прозвище Боголюбского. Датой основания Боголюбова считается 1158 год. Новый городок запирал выход от Суздаля по Нерли и Клязьме и стал важнейшим военно-стратегическим и политическим пунктом в борьбе за самодержавную власть.

Заканчивая описанную страницу из жизни князя Боголюбского, остановимся на одном факте. Обычно говорят, что кони со святыней остановились там, где сейчас возвышается храм Рождества. Однако некоторые старожилы поселка убеждены в другом. От пращуров дошло предание, что кони встали около родника, который и поныне течет из глубины земли при спуске к селу Новому, а князь позднее избрал местом для основания Боголюбова крутой склон Клязьмы. Что ж, вполне возможно.

Нельзя умолчать и о таком факте из жизни князя Андрея. Дело в том, что князь в борьбе за единую Русь удачно использовал церковь. Изгнав неугодных ему епископов-греков - Нестора и Леона, он ставит епископом своего сторонника попа Федора, строит Успенский собор, создает культ «чудотворной» иконы Владимирской Богоматери, учреждает без согласия митрополита Киевского новый праздник «покрова Богородицы». Благодарная церковь полностью поддерживает политику самовластца. Епископ Федор прибегал, порой, к церковному террору: одних отлучал от церкви, других сажал в порубы (темницы), третьих подвергал жесткой казни. О злодеяниях отца Федора дошло до митрополита, и тот вызвал его на суд свой, который и приговорил: «язык ему (Федору) урезати и руку правую утяти и очи ему выняти».

Некоторые историки утверждают, что «митрополичья неправда» явилась поводом для разгрома Киева князем Андреем в 1169 году. («История культуры древней Руси», издательство АН СССР 1951 г. под редакцией Н. Воронина, М.К. Каргера). Андрей понимал, что для установления «единодержавия» на Руси необходимо окончательно подорвать влияние Киева на другие княжества. Веским поводом для осуществления этой вожделенной цели послужили два обстоятельства. Во-первых, после смерти киевского князя Ростислава в 1168 году (прошло четыре года после казни Федора), киевляне без согласия Андрея признали князем Мстислава Изяславича, который, поправ зависимость Новгорода от владимирского князя, послал в вечевой град князем своего сына Романа. Несмотря на неудачный поход на Новгород, Андрей сам сажал в сей вольный град «подручных» князей. Гнев Боголюбского был страшен. Судьба Киева была предрешена. Сам Андрей не стал под своим стягом, не желая, видимо, ронять свое достоинство, а поставил во главе одиннадцати дружин подвластных князей сына Мстислава. 8 марта 1169 года Киев был взят «на щит».

Андрей становится великим князем, но, чтобы подчеркнуть падение Киева как политического центра, он сажает на киевский стол младшего брата Глеба, а сам уходит к себе на север. Владимир становится центром земли русской.