АЛЕКСАНДРОВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Александровский монастырь Александровский монастырь. Фото: Владимир Сухов.

Истории суздальских памятников архитектуры, так же, как, впрочем, и история самого города, кажутся в некоторых деталях весьма романтичными, способными поразить воображение необычностью событий, происшедших в те или иные времена.

Вот, например, как описывается Александровский монастырь А.Д. Варгановым («Суздаль». Ярославль, 1971 г., стр. 93): «История этого монастыря древняя. Перед походом на немецких псов-рыцарей Александр Невский, видимо, завещал построить в Суздале, на родине его предков, монастырь в честь своего ангела. Монастырь этот был назван «Великая Лавра». В период польского нашествия 1608-1610 годов монастырь был пожжен. В 1695 году игуменья монастыря Домника обратилась к царю Петру Алексеевичу с челобитной, в которой просила его о постройке новой монастырской церкви, причем указывала, что монастырь основан Александром Невским в 1240 году. В 1695 году суздальский митрополит Илларион выдал грамоту на постройку новой церкви, которая была переименована в Вознесенскую».

Прокомментировать эту «историю» видится необходимым потому, что все последующие авторы, описывая Суздаль в путеводителях на русском и иностранных языках, в той или иной степени используют книгу А.Д. Варганова в качестве первоисточника.

Прежде всего, посмотрим, что писал об истории этого монастыря соборный ключарь Анания Федоров в своем «Историческом собрании». Александра Невского как основателя монастыря он не упоминает. Мало того, он даже не дает сведений о времени основания монастыря и о названии «Великая Лавра». А уж ему-то, писавшему свой труд, прежде всего с позиций церковных интересов, знать такие подробности из истории монастыря, как говорится, сам бог велел.

«Житие Александра Невского», написанное его современником, не отмечает среди благих дел князя основание им монастыря. Летописи, упоминая под 1239 годом освящение церкви Бориса и Глеба в Кидекше, ничего не говорят об устройстве в следующем году женского монастыря в Суздале.

При этом оказывается, что в 1240 году Александр Ярославич был князем новгородским (по приглашению; вотчина же его была в Переславле Залесском). И основывать монастырь на земле, принадлежавшей другому князю, просто не имел права. Великим князем Владимирским (и Суздальским) Александр Невский стал только в 1252 году.

Надо уточнить и следующее. В 1240 году новгородский князь Александр Ярославич воевал против шведов: 15 июля он разгромил шведский отряд, укрепившийся на берегах Невы, за что и получил прозвище «Невский». А против псов-рыцарей он сражался на льду Чудского озера 5 апреля 1242 года.

Теперь о родине предков Александра Невского. Его прапрадед Владимир Мономах и прадед Юрий Долгорукий родились в Киеве. Дед Всеволод Юрьевич родился в 1154 году, по-видимому, в Ростовской земле, потому что там Юрий Долгорукий провел конец 1152 года, весь 1153 год и начало 1154 года.

Вызывает досаду неточность, допущенная А.Д. Варгановым, указавшим в качестве адресата игуменьи Домники царя Петра Алексеевича. В 1695 году царями и великими государями всея Руси были одновременно Иван и Петр Алексеевичи (Иван - старший по возрасту).

Сведения А.Д. Варганова о постройке в 1695 году в Александровском монастыре новой церкви и переименовании ее в Вознесенскую тоже требуют уточнения.

Анания Федоров, ссылаясь на документы, которые он держал в руках, повествует о том, что 27 апреля 1650 года игуменье монастыря была дана грамота от архиепископа на строительство новой церкви. По этой грамоте церковь во имя Вознесения господня должна быть построена на старом месте, т.е. вместо сгоревшей или обветшавшей. Грамотой предписывалось также строительство на прежних же местах еще двух монастырских церквей - в честь мученика Александра Перского и в честь суздальских чудотворцев Ивана и Федора. В книгах за 1657 и за 1683 годы имелись сведения о том, что все эти церкви были построены и освящены. В середине XVIII столетия в монастыре было две церкви: главная - Вознесенская, другая - Александра Перского, обе каменные.

По описи Суздаля 1617 года монастырь также имел две церкви - Александровскую и Покровскую, обе деревянные.

Надо сказать, что женские монастыри всегда имели главную церковь (собор), название которой было связано с именем богородицы или причисленной к лику святых женщины. Мужские монастыри - с именем Христа или святых мужского пола. Троица, обозначавшая начало всех начал, могла быть в названиях соборов и женских, и мужских монастырей. Таков был порядок. Поэтому наличие в 1617 году в Александровском монастыре церкви в честь Покрова богородицы говорит о том, что, по-видимому, первоначальное объединение здесь монахинь в общежитие было именно вокруг этой церкви. Это объединение, судя, по всему, было стихийным и произошло не позже первой половины XIV столетия. При общежитии спустя некоторое время возникла другая церковь - в честь Александра Перского.

Когда в 1364 году по повелению князя Андрея Константиновича в Суздале учредилась официально женская обитель, названная по собору Покровским монастырем, стихийно возникшему монастырю пришлось «сменить вывеску»: двух женских монастырей с одинаковыми названиями в одной епархии (тем более - в одном городе) быть не могло. С этих времен монастырь стал именоваться по второй церкви - Александровский. В 1534 году в завещании боярина Михаила Горбатого уже говорится: «...к Олександру святому (т. е. в Александровский монастырь) три рубли». Переименование же Покровской церкви в Вознесенскую было, как говорится, делом техники. И произошло это в период между 1617 и 1650 годами.

Основывая монастыри, князья и крупные феодалы давали им в вотчинное владение земли и села. Монастыри же, возникшие стихийно, этих вотчин не имели, они получали «ругу», денежную дотацию из казны, и назывались ружными. Так вот - Александровский монастырь в 1617 году значился ружным. Это говорит о том, что к его основанию ни князья, ни крупные феодалы причастны не были.

А легенда об основании этого монастыря Александром Невским родилась, очевидно, в результате фольклорного переиначивания прозвища Перский в Невский. «Перский» - это житель (или уроженец) Персии. В сочетании с русским именем Александр прозвище «Перский» было понятно немногим. Имя же Александра Невского ходило по Руси как имя национального героя и было не только многим знакомо, но и авторитетно.

К сожалению, А.Д. Варганов не сообщает, кто, когда и по каким обстоятельствам назвал Александровский монастырь «Великой Лаврой». Текст: В. Огурцов.